7d1b851c

чгто беспокоит какож водож допаиват новорозгденного

К шестой категории кожных проявлений коронавирусной инфекции ученые относят крапивницу, которая в некоторых случаях может быть предвестником начала COVID-19 . К последней (седьмой) категории можно отнести артифициальные (трофические) изменения тканей лица, возникшие у пациентов с искусственной вентиляцией легких и из-за длительного лежания на животе. Приведенные классификации были первыми описаниями поражений кожи при COVID-19 и поэтому приводились разные признаки: те, что были вызваны именно COVID-19 , и те, которые возникали вследствие различных причин, в частности, связанных с лечением заболевания. В связи с тем, что эти поражения нуждались в различных подходах как в лечении, так и в проведении противоэпидемических или мер предосторожности, мы, исходя из опыта всех этих месяцев наблюдения за больными, предлагаем классификацию поражений кожи, ассоциированные с COVID-19 . выложить следующим образом

Лечение кортикостероидами (особенно преднизолоном в дозе ≥20 мг/сут или его эквивалент) связано с повышенным риском инфицирования. Однако неясно, связана ли терапия кортикостероидами с повышенным риском развития COVID-19 или ее осложнений. Данные о будесониде , кортикостероидах местного действия с низкой системной биодоступностью показывают, что эти препараты связаны со значительно меньшим количеством побочных эффектов по сравнению с системными кортикостероидами и их побочные эффекты приближены к плацебо.

Back in 2002, according to the justification of the Institute, inactivated polio vaccine (IPV) was introduced into the Immunization Calendar of Ukraine for the 1st vaccination against poliomyelitis (children continued to receive OPV for the remaining 5 doses by age). In 2006, this vaccine was also used for the second vaccination. This made it possible to first reduce and then practically stop the cases of vaccine-associated paralytic poliomyelitis in Ukraine. Since then, the issue of switching to a full IPV vaccination scheme in Ukraine has been repeatedly raised, as has been practiced for many years in all European countries, the USA, Canada, and Australia. Currently, this problem is becoming even more urgent, given both the epidemic situation and the prospects for Ukraine's accession to the EU.